пятница, 12 апреля 2013 г.

О ЧЕМ ПОЕТ СКВОРЕЦ


Здравствуй, дом родной! Глажу его потрескавшиеся углы, напеваю тихо: Ставенки скрипнули, Словно окликнули, Где ж ты, родной?

Здесь я, здесь, старина! Все, как и прежде. С крыльца видна река, заливные луга. Правее - золото полей, дальше виднеется лес... Пока родственники на работе, присаживаюсь на скамейку под тенью старой липы и под гудение тружениц пчел мысленно переношусь в детство.

Мы с дедом Степаном стоим у ворот дома. По деревне с выпаса идет большое стадо коров и баранов. Вдруг одна буренка с огромными рогами движется прямо на нас. Я в страхе прячусь за деда.

— Не бойся, Миша, это наша Зорька. Вечером банный день. Идем париться уже с дедом Иваном. Он шагнул в баню первым, я - за ним.



Дедуля, сгорим! Тут пекло!

Присядь, Миша. Ну как, живой?

Живой.

Слегка похлестав березовым веником, дед намывает меня с ног до головы, окатывает сверху водой из ведерка. Вышел из бани минут через 15 красный, как гребень нашего петуха. Хорошо!
С дедом Степаном идем к его пчелам. Он за медом, и я с ним.

Миша, близко к ульям не подходи.

Но мы же вместе!

Но это были «неправильные» пчелы. Деда они знали в лицо, а меня нет. Ай! Аа-й! Мои слезы, боль, огорчение снимают ласковые руки бабушки Вари.

Они, эти руки, умели делать все. Печь хлеб, готовить вкусные шанежки и ватрушки, шить, вязать. Руки деда изготавливали двери и рамы, из глины на гончарном круге делали кувшины, корчаги и чашки, шили обувь.

С местными ребятами идем за земляникой. Они уже вовсю собирают ее, а я ничего не вижу.

— Ты, Миха, поклонись ягодке, на колени стань...

Становлюсь. И вот мне открывается сказочный

мир земляничного рая. А запах какой! Дома с бабушкиными блинками да сметанкой земляника напоминает царское кушанье.

Картинки детства, словно листки календаря.

Куда бы я ни шел — в лес, на реку, за грибами, всегда рядом со мной была Пальма, собака деда Степана.

Пальма, это Миша. Охранять и сторожить. Пальма гавкнула - «понято» и подала мне лапу.

Выхожу из реки - она лижет мне лицо, нос. Ложится рядом. Славная ты моя со-баченция! Друг верный!

А деревенское кино! Его привозили раз в две недели. В самой большой ограде собирались все: и стар, и млад. Кино было для нас окном в мир, праздником, наградой за труд. «Свинарка и пастух», «Трактористы», «Большая жизнь», «Чапаев», «Веселые ребята».... Как же это было хорошо — всем вместе смеяться, грустить, радоваться всегда счастливому финалу.

Снопы в поле. Стога в лугах. Зерно в амбаре... Взрослым помогали дети. А по осени получи, труженик, за свой труд мешки с рожью, пшеницей, овсом и даже горохом. «Что потопаешь, то и полопаешь». Твой труд у всех на виду.

В каждом доме по 3-4 пацана, сила Руси-матуш-ки. Где вы сейчас, друзья моего послевоенного деревенского детства?

И еще запомнилось... Окна дома выходят в вишневый сад. Утро. На столе стакан молока со сметаной в два пальца, сверху кусочек хлеба. На шесте скворечник, а на ветке — распевающий скворец. Крылышки его трепещут от трели, весь он тянется к солнцу...

Дедушка, о чем он так радостно поет?

Ну, наверное, рад, что снова вернулся в родные места.

Адрес: Торопову М.М., 610002 г. Киров, ул. Орловская, д. 24, кв. 12.


Комментариев нет:

Отправить комментарий